среда, 11 декабря 2013 г.

Отточенное мозгоклюйство



Есть такой талант у людей, который невозможно назвать иначе, как «насилование мозга». Возможно, есть более литературное или профессиональное определение для этого рода занятий... или, скорее, страсти... но все это будет неточно.

И это не хобби. Не навык. Это талант. Врожденный, но, конечно, впоследствии и выпестованный, и отточенный.

Это как в сериале «Секс в большом городе»: Керри едва начинает встречаться с Mr.Big, как требует, чтобы он не спал с другими женщинами, и чтобы ходил с флагом «Я люблю Ф.И.О, адрес, индекс», а, главное, твердил: «Ты моя единственная».

Есть очень характерная сцена: они собираются на Багамы, Керри выходит с чемоданами, закатывает сцену. Big ей говорит: «Давай все будет идти так, как идет. А там посмотрим». Но она, разумеется, негодует и уносит багаж обратно в квартиру. Конец первого сезона. Big — зло, Керри — добро.

Ты поддерживаешь отношения с людьми, ссоришься с ними (часто по бестолковым поводам), обижаешься, на тебя обижаются, жалуешься по кругу на одно и то же, скандалишь, устраиваешь безобразные сцены. Но это все — обычная жизнь.

Насилование мозга — совершенно иное.

Это изощренная система человеческих взаимоотношений, суть которой в том, чтобы никогда ничего не говорить напрямую, чтобы через каждое слово передавать недовольство и разочарование, любую приятную беседу или встречу превращать в изысканную пытку. Но главное — внушать своему партнеру/любовнику/мужу/жене чувство вины. Вершина мастерства, собственно, в том, чтобы этот партнер совершенно не понимал, в чем именно он виноват.

Но он должен быть уверен, что любит «не так». Даже когда он говорит «передай мне соль», он делает это недостаточно интимно, страстно, внимательно, нежно.

Вот вы встречаете человека, который вам нравится. Вы не поняли еще, насколько он нравится, и есть ли у этого будущее, и нужно ли это будущее вам в принципе. Но вы, конечно, не робот, поэтому ни от чего не зарекаетесь. Просто сейчас вы наслаждаетесь тем, чем можете, и не даже пытаетесь заглянуть на двадцать восемь лет вперед.

Некоторых это не устраивает.

Не то чтобы эти «некоторые» только и думают, как бы жениться или выйти замуж. Они, кстати, могут быть и сами женаты или замужем.

Но им важно понять, как серьезно вы к ним относитесь. Как жарко вам в их объятиях. Они терпят пару недель, а потом уже взвешенно приступают к аутопсии ваших пока еще не умерших чувств. Без наркоза, на живую.

Они вдруг во время или после секса пристально смотрят на тебя, пытаясь увидеть в твоих глазах «нечто». Вид их отражает тревогу или разочарование. Иногда и то и другое.

Они могут сказать что-то вроде: — Сегодня ты была другой...

— В каком смысле? — интересуешься ты.

— Ну, не знаю... — кокетничают они. — Какой-то равнодушной... Как будто не со мной.

После этих роковых слов «как будто не со мной» — кодовой фразы насильников мозгов — тебе хочется пойти к туркам (или таджикам) и предаться самому пошлому и вульгарному разврату с людьми, которым нечего тебе сказать кроме «да-да, сучка, бери глубже».

Но ты тоже вроде как чуть влюблена и слишком мягка сейчас, чтобы устраивать скандал на полном серьезе.

Ты не то чтобы оправдываешься, но сглаживаешь углы, а потом вы сидите в ресторане и тебе говорят: — Я вот думаю, зачем тебе все это надо...

Ну, и что ты можешь сказать?

— Я не думала об этом. Просто секс и веселье.

Но «просто» секса и веселья уже нет и в помине. Так что ответить нечего. Секс и веселье предполагались, но есть люди, которым это, видимо, отвратительно.

Просто получать удовольствие — невыносимо скучно. Нужна драма. Если все хорошо, значит, что-то идет не так.

Наверное, спустя пару недель люди так глубоко узнают друг друга, что их уже не устраивает текущая неопределенность. Им нужно расставить галочки.

Странно, что люди не видят смысла в ситуациях, когда им хорошо. «Хорошо» без четкого графика развития событий — это их «плохо».

Никому, разумеется, не ясно, о чем именно они переживают и чего хотят, но это не главное. Для таких людей важно испортить всем жизнь. Праздник обратить в скандал.

Надо сидеть в постели голыми и рыдать. Их ведь никто не понимает.

— Мы говорим на разных языках, — произносят они печально.

Люди! Спасайтесь, пока не поздно. Если промедлите, то потом придется жить с такими разговорами:

— Никто никогда не будет любить тебя так, как я.

— Меня уже все подруги спрашивают, когда мы поженимся.

— Выходи за меня замуж, все равно лучше меня никого не найдешь.

А когда вы, разумеется, сочетаетесь узами законного брака, то окажется, что все ваши друзья на самом деле — враги. Родственники — попрошайки. Партнеры по делу — лентяи и тупицы.

И вы сами не поймете, как уволите всех друзей, возненавидите собственную мать и начнете развод с компаньоном (даже если это грозит разорением).

А закончится все, как говорил один психолог-нарколог, «алкоголизмом и смертью».

Потому что нельзя долго жить придавленным бетонной плитой. Которая лежит, конечно, ровно у тебя на мозгах. И давит. И давит. И давит.

Автор - Арина Холина
«Нескучная психология на каждый день» link

1 комментарий:

  1. А потом уйти, и опять одна Нет, нет, нет!

    ОтветитьУдалить