весна

весна

среда, 3 августа 2011 г.

Дружба на работе



Мы стремимся к дружеским отношениям в рабочем коллективе, но сами понимаем, насколько уязвимыми делает нас эта дружба. И все равно нам хочется, чтобы здесь нас ценили, хотели выслушать и помочь. «У меня постоянно появляются новые друзья во всех компаниях, где я когда-то трудился. Во-первых, мы проводим в офисе до 14 часов в сутки, во-вторых, у нас общность целей и тем. Естественно, это сплачивает, — говорит Дмитрий, 37 лет, редактор в издательстве. «Недаром большую часть своих друзей люди приобретают именно в процессе совместной деятельности, в своих производственных или учебных коллективах, причем значение этого вида общности значительно перевешивает роль территориально-бытовых факторов», — констатирует известный социолог и психолог Игорь Семенович Кон

«С моим настоящим партнером по бизнесу мы подружились некоторое время назад, когда работали в одной большой структуре, вместе сидели по ночам, вместе вели разные части одного и того же проекта, вместе ушли из этой структуры, чтобы создать уже свою собственную компанию — вспоминает Марина, 50 лет, совладелица PR-компании. —Помимо контакта на работе мы дружим семьями. Это дружба, проверенная годами общения, и, что главное, бизнесом». Очевидно, что и для Дмитрия, и для Марины, как и многих других дружба на работе — не стереотип, перенесенный из школьных и студенческих взаимоотношений, а человеческая потребность окружать себя людьми, которые симпатизируют нам, и которым симпатизируем мы, в частности, в рабочем коллективе. «Это свойство приматов и людей, получившее название «аффиляция» (соединение) — создание теплых, близких, значимых отношений, — поясняет семейный психотерапевт Анна Варга. — Кроме того, это взаимное признание каких-то наших черт и проявлений, знаний и умений, достижений и заслуг. Так что вполне естественно, что дружба возникает как в школе и институте, так и местах, где мы работаем».

Печать корпоративной культуры

Но как бы ни было естественным наше желание обзавестись друзьями на работе, где мы проводим большую часть жизни, близкие отношения зачастую входят в противоречие с современными канонами построения компаний. «С моим закадычным теперь другом мы познакомились в частной фирме, где атмосферу в коллективе можно было назвать удушающей, — утверждает Антон, 33 года, преподаватель государственного вуза. — Начальство вообще всеми мыслимыми способами пресекало любые контакты кроме рабочих. Так что наша дружба возникла не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Тем крепче она оказалась, закалилась так сказать».

Согласно наблюдениям социального психолога Игоря Браиловского, в фирмах, созданных в рамках предпринимательской культуры, властная вертикаль выстраивает отношения сотрудников так, что каждый сам за себя, более того — конкурент другого в достижении прибыли компании. «Начальство там руководит и координирует подчиненных по принципу «разделяя – властвуй», а корпоративные вечеринки, призванные якобы сплотить рядовых сотрудников и начальников, выглядят весьма театрально», — заключает Игорь Браиловский.

«В компаниях, особенно частных, построенных по канонам современной корпоративной культуры, дружба на работе не поддерживается в принципе. Более того, попытки наладить в офисе близкое доверительное общение помимо рабочих тем и обсуждений активно пресекаются, вплоть до отслеживания контактов с камер видеонаблюдения», — анализирует ситуацию Анна Варга.

Реалии офисной иерархии

По словам Люс Жанин-Девильяр, психолога, психоаналитика и коуча, дружба на работе может сложиться очень быстро, но она беззащитна перед лицом служебной иерархии. «Я очень сдружилась одной своей подчиненной, хотя она возраста мой дочери. Нас сплотил трудоголизм, породивший очень доверительную дружбу, вплоть до обсуждения отношений с мужчинами, родителями», — вспоминает Елена, 45 лет, глава дизайн-студии. — Но публично выделять ее среди других сотрудников, ставить в пример я стала исключительно за работоспособность. Однако никто не хотел признавать ее трудовых заслуг перед компанией, в ней видели только конкурентку, которая использует дружбу в карьерных целях. Я поняла, что дружба начальника и подчиненного вредит отношениям на работе, порождая ревность других подчиненных».

«Такой ситуации можно избежать только при гибком управлении фирмой, когда начальником, то есть управляющим менеджером отдельного проекта становится то один, то другой сотрудник, — полагает Игорь Браиловский. — И он набирает команду подчиненных, необходимых в данный момент. Среди них могут оказаться и вчерашние начальники. Смена ролей благотворно влияет на заинтересованность в результате, а так же на самооценку и оценку окружающих, создает условия для возникновения дружбы».

Начальник и подчиненный: взгляд по обе стороны

Анна, 38 лет, журналист

Когда я работала редактором в одном крупном издательском доме, у нас была руководительница — главный редактор. Довольно жесткая руководительница. Однако, перед обеденным перерывом она вдруг взяла за привычку менять гнев на милость и шла обедать вместе с нами. Эти совместные обеды стали настоящим кошмаром для всей редакции. Говорила, разумеется, только она. О своих собачках, даче, домашних растениях, подругах, а мы, молча жуя, слушали. Потом, где-то за час до обеда мы стали разрабатывать целый план «отступления», который предусматривал «оставление за бортом» нашей новой «подружки». Действовали мы достаточно слаженно. Так что совместные обеды случались, к счастью, все реже и реже. А ведь на самом деле, она просто хотела с нами дружить!

Прошло время, и уже на другой работе у меня появились запись в трудовой книжке — «главный редактор» — и свои подчиненные. Я начала ловить себя на том, что перед обедом тоже как-то становлюсь добрее и ласковее и стремлюсь к совместной трапезе, словно к манне небесной. И все-таки я частенько замечала, что на любой, даже не связанный с работой их вопрос, я начинала вещать главноредакторским авторитетным тоном. И почему-то все сразу замолкали. И кивали. И улыбались. А дружили мои редакторы между собой. И защищали друг друга, если от меня поступили замечания. И подстраховывали. Вместе смеялись. Вместе курили. Вместе обсуждали свои маленькие тайны. Эта был тесный дружеский круг, в который я не было включена. Обидно? Досадно?

Нисколько! Ведь обедать они меня все-таки с собой звали сами!

Возрастные различия: цемент или динамит?

С кем охотнее мы выстраиваем дружеские отношения на работе — со сверстниками, как в школе и институте, или с представителями других поколений? «Более двадцати лет тому назад я пришла работать в библиотеку МГУ, не поступив в вуз, — вспоминает Лилия, 39 лет, медицинский работник. — И встретила там целое поколение таких же 17-летних девчонок, которые куда-то не поступили. Мы стали бурно общаться, организовывать вечеринки вне работы, знакомить с родителями и нашими молодыми людьми. В этом коллективе я нашла подругу, ставшую главной во всей моей жизни. Более того, мы до сих пор все общаемся, в курсе дел и личной жизни друг друга». В данной ситуации сказалась общность интересов совсем молодых сверстниц, вчерашних школьниц. «Но когда после окончания института мы приходим работать в коллектив, разница в 10-15 лет только идет на пользу дружбе, потому что общение со взрослым и более опытным человеком может обогатить эмоционально, интеллектуально и профессионально», — считает Анна Варга.

По мнению Игоря Браиловского, на дружбу представителей разных поколений влияет такое чувство, как зависть. «Человеку свойственно завидовать другим людям, соизмеряя свои успехи, достижения, материальный уровень и полезные связи. Поэтому зависть мы чаще всего испытываем по отношению к сверстникам, которые добились большего, чем мы. А людям старшего возраста мы отдаем должное — их заслугам, реализации. И утешаем себя тем, что в их возрасте мы достигнем не меньшего, а может и большего успеха. Представители же старшего поколения могут позавидовать разве что нашей молодости. Им свойственна самодостаточность, когда достаточно того, что есть. Так что в разновозрастных коллективах дружбы между представителями разных поколений весьма распространены и идут на пользу делу». И все же количество прожитых лет накладывает отпечаток на былую легкость возникновения близких и доверительных отношений даже на работе. «В старших возрастах новые дружбы завязываются труднее. С возрастом понятие «лучший друг» все теснее сливается с понятием «старый друг», — вынужденно констатирует Игорь Семенович Кон.

Рабочая дружба М и Ж

Еще один аспект рабочих отношений — дружба представителей разных полов — является предметом для размышлений. «Дружба между мужчинами и женщинами на работе возможна именно в отсутствии сексуальных притязаний друг к другу, влечения, влюбленности, — постулирует Анна Варга. — Потому что служебный роман скоротечен. И что после него? Только очень некомфортная ситуация сосуществования в одном коллективе бывших любовников. Так что или ей, или ему приходится увольняться из компании. Именно поэтому служебные романы исключены из этических норм поведения на работе». А ровные дружеские отношения без романтических устремлений ничем подобным не грозят.

Личная история:

Елена и Олег: консультант по управлению и консультант по развитию в консалтинговой группе компаний «Прогрессор». Двадцать четыре года «профессионального брака».

«Наша рабочая дружба — это не только доверие и взаимопонимание, но и множество эмоций»

Елена, 46 лет

«До работы в одной компании у нас с Олегом была пара-тройка совместных, совершенно не связанных между собою проектов — от торговли предметами изобразительного искусства до продажи замка во Франции. И мы подружились именно в процессе их воплощения. Возникло доверие, и мы поняли, что можем трудиться сообща, так сказать на постоянной основе.

Между собой мы общаемся так: я набрасываю несвязанные друг с другом идеи, а Олег мало того, что находит связи, так еще выстраивает все это в логическую цепочку и прекрасно словесно оформляет для других сотрудников. Причем у Олега есть дар, которым я активно пользуюсь, — он умеет объяснять, завораживать идеей, буквально околдовывать ею людей.

Наша рабочая дружба — это не только доверие и взаимопонимание, но и множество эмоций. Однажды я его даже приревновала к даме, которая была его учителем в трудовой деятельности. Мне показалось, он ее ценит больше, чем меня. Даже не разговаривала с ним целый месяц. Потом писали друг другу письма по электронной почте, потом помирились»

«Не могу сказать, что мы на сто процентов понимаем друг друга» Олег, 44 года

«Чем выше риск, азарт и сложность проекта, чем короче сроки исполнения и неочевидность воплощения, тем больше нам нравится вместе работать. Лена — бесспорный лидер нашей компании, мотор, я — идеолог, проводящий в жизнь идею эффективности совместного творчества в сетевой, а не вертикально выстроенной корпорации. То есть не так, как в большинстве современных фирм, где человек человеку — волк. Наша основа — дружба и единомыслие близких по духу людей, занятых одним делом. Мы общаемся не только по работе, но тесно дружим семьями.

Кстати, сейчас появилось много западной литературы по бизнесу, в которой критикуется система построения компаний по канонам классической корпоративной культуры. А мы с Леной тогда почувствовали это интуитивно и практически одновременно. Правда, я не могу сказать, что мы всегда и на 100% понимаем замыслы друг друга, то есть один говорит «А», а у другого уже готово сорваться «Б». Но в этом особый интерес нашего общения, в каком-то смысле даже интрига, которая поддерживает взаимное притяжение в течение вот уже 25 лет».

С глаз долой

«Далеко не всех, кого я считал друзьями, мне удавалось сохранить, когда я покидал тот или иной коллектив. В первую очередь потому, что исчезали общие темы и задачи, которые ставила перед нами компания. Да и такой огромный мегаполис, как Москва, чудовищно разобщает», — замечает Дмитрий.

Игорь Браиловский считает, что сохранить дружеские отношения с бывшими коллегами вполне возможно, если наш уход окрашен позитивными эмоциями, например:

• Мы покидаем компанию по естественным причинам, таким как замужество, рождение третьего ребенка, переезд в другой город и т.д.

• Мы переходим на другую работу, сулящую вам какие-то преференции

• Мы уходим вместе со своими друзьями

Но нам будет очень трудно сохранить дружеские связи с бывшими коллегами, если мы покидаем компанию по настоятельной просьбе начальства. И тогда многое зависит от наших собственных качеств — настойчивости, терпения, внимательности к другим, чтобы рабочие отношения, ставшие нам по-настоящему дорогими, перекочевали из офиса в жизнь.

Три совета от разочарования:

Бдительность и дипломатичность. Рассказывает Анна Варга: «Просто не очаровываться! Дружба на работе требует постепенного узнавания, изучения человека. С ним нужно достаточно долго общаться, чтобы уяснить, что он собой представляет. Другое дело, если уже сложившиеся доверительные дружеские отношения дали трещину.

Разрыв с другом-коллегой на работе чреват последствиями — от создания неблагоприятной атмосферы в коллективе до необходимости уволиться одному из бывших друзей. В этой ситуации имеет смысл «вести переговоры» — объясниться раз или два, артикулировать свои претензии, сомнения, тревогу, а так же выслушать претензии противоположной стороны. И попытаться найти выход».

Чувство меры. Люс Жанин-Девильяр советует: «Если работа — не самое подходящее место для того, чтобы отдавать ей все свои чувства, она вполне может стать уравновешивающим моментом для всех».

Правильная стратегия. Игорь Браиловский предупреждает: «Внутри своего коллектива нужно минимизировать склоки, разборки и прочий негатив. Допустимо сублимировать его на малознакомых, даже мифических персонажей из других отделов и подразделений вашей корпорации. Это сбережет дружбу с сослуживцами».

Анастасия Аскоченская
«Вокруг и около - психология для всех»
опубликовано в блоге http://profitpsy.net/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...