четверг, 31 октября 2013 г.

О детях внешних и внутренних



Впервые эта мысль пришла мне в голову еще до получения высшего психологического и даже до мыслей об его получении - на школьном выпускном. Вот вы помните свой выпускной? И я помню...

Помню, как неловко я себя чувствовала перед своими уже почти бывшими одноклассниками в "голом" платье, заботливо выбранном моей мамой еще в сентябре. Помню, как тщетно пыталась спрятаться от вездесущего фотоаппарата моей мамы, жаждущей запечатлеть меня с каждым из уже определенно бывших учителей, а в идеале и с каждым одноклассником тоже. Помню отвратительно неудобные туфли, которые мама не давала разнашивать в течение года, чтобы не потеряли вид. Помню облегчение, когда я таки переобулась в любимые тоже белые разношенные туфельки со шнурками и на не менее высоком каблуке и отправилась домой, когда мой вот теперь уже совсем бывший класс остался праздновать. Помню, как радостно было маме, когда я поднималась на сцену за аттестатом, и какой виноватой она себя чувствовала, когда я уходила с праздника.

Все дело в том, что много-много лет назад моя мама, будучи еще совсем юной девушкой, на свой школьный выпускной пошла в стоптанных школьных туфлях, потому что других у нее не было. Более того, пошла бы она туда в школьной форме с белым фартуком, если бы не ее отец, мой дедушка, - бабушка, мамина мама, считала, что дочка и без платья специального обойдется, денег в доме нет и не предвидится, на выпускной банкет не хватает, а за аттестатом можно и в парадной форме сходить. Поэтому платье мама получила вечером накануне праздника. И еще фотографий с выпускного у мамы нет. Ни одной вот нет, совсем.

В общем, хотела мама праздника, а ей не давали.

На том же моем выпускном была моя лучшая школьная подруга, которая как раз на банкет осталась. Вот только радостно ей не было, это я тоже помню, потому что в той части праздника, когда на сцену приглашали родителей за какими-то непонятными грамотами или еще чем, отец подруги не вышел. Его пригласили, на весь зал объявили, а он не вышел... Подруга расстроилась.

И вот тогда мне стало понятно, что к своим детям на выпускной она придет и на сцену выйдет, возможно, даже если не пригласят. Потому что ей самой это было важно! А я миллион раз переспрошу своих детей, хотят ли они на праздник и нужны ли им платья с туфлями. И фотографировать не буду, пока сами не попросят. Потому что мне самой не это было нужно!

С тех пор прошло много лет, но концепция не поменялась. Я вижу множество родителей, дающих своим детям что-то, что они в свое время не получили сами. Как правило, это очень ценные и важные вещи, такие как дорогие игрушки, интересные занятия, образование, путешествия. Вот только детям это не нужно... И столкновение с этим "не нужно", как правило, очень болезненно для родителей. Именно в этом столкновении рождаются слова о неблагодарности, болезненные уже для детей. Почему так происходит?

Когда-то давно каждый взрослый был ребенком, и каждый в своем детстве чего-то не получил или получил не то. Хотел заниматься хоккеем, а ходил в музыкальную школу. Мечтал о красках, а подарили велосипед. Любил играть с другими детьми, а лето проводил вдвоем с бабушкой. Нуждался в уединении, а жил в круглосуточном детском саду... И изменить ситуацию не мог, и в силу возраста, и в силу страха потерять любовь мамы-папы, да и просто потому, что не знал, допустим, что можно о себе заявить, не был научен. В итоге - жил в своем индивидуальном кошмаре. Ну, или в своей индивидуальной непонятости.

Сейчас я не буду рассматривать историю о вытеснении кошмара - это отдельная большая тема, люди, напрочь забывшие свой детский страх и уверенно заявляющие "и ничего, человеком вырос", о них в другой раз. Сейчас я о тех, кто свои детские эмоции запомнил и свой детский вывод сделал.

Какой вывод? Очень простой: "Я был ребенком. Я хотел краски. Краски не дали, было плохо. Значит, чтобы было хорошо, нужны краски". Конечно, вывод делается не настолько красиво и чаще всего даже в слова не облекается. Он чаще существует на уровне неоспоримого знания "детям нужны краски". Или велосипеды, или хоккей, кому чего не хватило. И когда у выросшего уже человека появляется свой ребенок, неоспоримое знание всплывает на поверхность.

И вот здесь мы попадаем в ловушку.

Мы начинаем одаривать реально существующего, отдельного от нас, живого ребенка тем, что было нужно нам самим. Дарим самые яркие краски, отводим в спортивную школу, отправляем в лагерь на лето. И все это само по себе ценно и важно, если только самому ребенку хочется рисовать, играть в хоккей и общаться с другими детьми. Да-да, вашему конкретному ребенку, вашему настоящему живому ребенку, у которого вы забыли спросить о его желаниях.

Потому что прежде чем действовать, хорошо бы вспомнить, что краски (велосипед, музыкальную школу, пионерский лагерь) хотел не мой ребенок, а я сам много лет назад. Потому что сейчас этого хочет мой внутренний ребенок - живущая в каждом человеке детская часть. А мой живой настоящий ребенок - это не я и даже не мой внутренний ребенок. Это другой человек, и желания у него другие, они могут отличаться от моих.

И если его желания отличаются, мы получим уже знакомую картину, только с другими деталями - краски вместо гитары, хоккей вместо авиамоделирования, языковой лагерь вместо уединенных прогулок в лесу. Знакомо, правда?

И мы уже слышим в сердцах сказанное "Я для тебя все делаю, а ты!.." И действительно родители делают все, только ориентируются на себя.

Ведь очень легко перепутать детей - настоящего, своего сына или дочку, и внутреннего, маленького себя. Потому что внутреннего еще надо в себе найти, осознать его существование, научиться к нему прислушиваться. А сын - вот он, каждый день рядом, на виду и на слуху. Более того, совсем недавно он и правда был частью мамы - пока не родился. Да еще и похож на маму внешне! Ну как тут не впасть в иллюзию, что и внутренне похож, более чем похож, что такой же, как мама когда-то... Ну, или папа. А уж как поступать с собой когда-то надо было, мама с папой прекрасно знают.

Поэтому давайте различать детей и давать слово каждому. И тогда сын сможет сказать, что мечтает о фотоаппарате, например, о котором мы бы и не подумали даже. А дочка сможет сказать, что даром ей не нужна никакая музыкальная школа. А внутренний ребенок захочет порисовать наконец-то, если его тоже послушать. И знаете, всем можно разрешить делать то, что хочется. Особенному внутреннему, он ведь столько лет ждал! Тем более, краски у вас уже есть. Те самые, сыну с дочкой купленные.

Автор - Полина Мишулович
link

Комментариев нет:

Отправить комментарий