весна

весна

четверг, 17 марта 2011 г.

Детские обиды меняют нашу судьбу




Принято считать, что обида – это детское чувство, а взрослым обижаться как-то глупо, несерьезно. С обидой мы действительно «знакомимся» в детстве, но управлять ее воздействием на нас мы не в силах, даже будучи взрослыми.

Все дело в том, что эмоции не поддаются контролю рассудка и «живут» своей жизнью, создавая свою реальность, в которой и пребывает человек. Эмоции не подвержены влиянию времени. Другими словами, даже если травмирующее событие, сопровождавшееся сильными эмоциями, произошло 50 лет назад – для психики это ровным счетом ничего не значит. Эмоции не подвержены распаду, как это происходит в материальном мире. То, что произошло 50, 10, 20 лет назад, продолжает оставаться мощным эмоциональным событием, способным повлиять на историю отдельного человека.

Обида – одно из таких событий, и, в психологическом смысле, она обладает очень сильной энергией, которая способна обуславливать жизнь человека на долгие годы. Обида – это чувство, замешанное на злости и беспомощности. Злость возникает как реакция на нарушение психологических границ, выразить которую открыто человек не может. Это и происходило в детстве, когда родитель, не способный встретиться со злостью ребенка, чаще всего подавлял ее. И тогда ощущение беспомощности – «Я ничего не могу сделать, чтобы защитить себя!» – рождало обиду.

Многие обиды носят хронический характер, и преследуют человека всю жизнь. О некоторых таких обидах я и собираюсь рассказать в этой статье.



Обида на мать: «Меня никто не любит»

Передо мной сидит стильно одетый, привлекательный молодой человек. Он рассказывает о своих ощущениях: чувстве собственной никчемности, внутренней пустоты и ненужности. Он не произносит слов, но в его мироощущении явно читается: «Меня никто не любит. Меня не за что любить».

Меня поражает несоответствие того как он выглядит тому, что он чувствует. И в то же время я понимаю, что именно его чувства составляют его реальность. Если бы я стала его переубеждать «да нет же, ты очень интересный и привлекательный», или давать советы на уровне «найди себе интересное занятие, займись йогой, посмотри, как прекрасен этот мир», то, скорее всего, он не смог бы принять и прочувствовать ни одного пожелания, насколько бы «правильным» оно ни было.

Моя задача заключается в том, чтобы сопровождать его в его трудном путешествии к истокам такого мрачного взгляда на мир. А эти истоки кроются в его непростых отношениях с матерью…

Самая большая боль, которую мы можем получить в этих отношениях – это ощущение «она меня не любит». Возможно, она была холодной, отстраненной, вечно занятой и раздраженной, жестко настаивающей на подчинении, или, наоборот, относившейся к своей материнской роли слишком беззаботно… Может, она была критикующей, или пряталась за чужими авторитетами, вечно спрашивая «как воспитывать правильно?» вместо того, чтобы прислушаться к своей интуиции…

Наш герой вспоминает свое детство. Первое, что всплывает в памяти – детский сад-концлагерь. Состояние, которое он испытывал постоянно, можно назвать одним словом – ужас. Ужас перед воспитателями, которые имели над ним полную власть, ужас перед ребятами, которые задирали и дразнили его. И постоянная, глухая тоска по маме, которую он каждый день ждал, сидя в прихожей у двери. Занятая мама отдала сына на пятидневку, и пытка ожиданием была бесконечной…

Потом был выездной лагерь для детского сада, и мама пропала на месяц. А он стоял и ждал ее у ворот, и никто из воспитателей не мог отвлечь его от его тоски ни играми, ни уговорами.

Возможно, именно тогда у него родилась мысль «Мама меня здесь оставила, потому что я ненужный, никчемный, плохой…» Его обида на мать сформировала в последующем его взгляд на мир – теперь и в отношении всех других людей он убежден, что его не за что любить, и его обязательно бросят. Психика «подсказала» ему пути защиты, необходимые для того, чтобы не умереть от боли – и вот он уже учится старательно подавлять свои чувства. Боясь вновь пережить боль и тоску одиночества, он сторонится девушек, и не пытается завязать с ними отношения, хотя при этом он убежден, что это они сторонятся его. Так он сам, не зная того, продолжает создавать себе одинокое пространство, в котором он никому не интересен.

Почти все люди носят в себе травму, подобную этой, ибо ни одна мать не может любить ребенка так, как нужно это ему. Каждая мать любит так, как может, и как ее саму любили в ее детстве. Недолюбленные матери часто растят недолюбленных детей.

И все же сия аксиома вовсе не означает, что ничего поделать нельзя. Обращать внимание на чувства своего ребенка, сочувствовать его пусть детским, но таким важным для него переживаниям, постоянно находиться с ним в диалоге – так можно помочь ему пережить насколько болезненное, настолько необходимое взросление. Тогда и не будет в душе ребенка катастрофы, а будет важный опыт взаимодействия с эмоционально значимым человеком, которое он впоследствии и перенесет на весь мир.



Обида на отца: не защитил, покинул, не уважал, …

«Меня не уважают коллеги», «Я терплю притеснения и унижения от мужа – что я могу сделать? Никто не сможет меня защитить», «Я ненавижу, когда мой муж развлекается с друзьями на рыбалке или на футболе – душит обида, что предпочитает семье друзей» – все эти состояния вызваны последствием обид на отцов.

…Она рыдает, пытаясь унять льющуюся по щекам темными потоками тушь. Ее страдание неподдельно: начальник «зарубил» проект, который она вынашивала, создавала, вложила душу. «Ну почему он так поступил со мной? Что я такого ему сделала? Я ведь очень, очень старалась!». По ее горю, по ее сильнейшему возбуждению я понимаю – заболела старая рана. И скорее всего, она связана с отцом.

Здесь я сделаю небольшое, но важное отступление, поскольку оно будет полезно читателям. Если вы сталкиваетесь с сильными чувствами – раздражением, досадой, гневом, болью – знайте, вы наткнулись на старую эмоциональную травму. Мир так устроен, что разные люди периодически вам в нее попадают, как бы ни защищалась ваша психика – с помощью рационализаций («это бессмысленно») или путем ухода из ситуации, или через табуирование неприятных тем и т.п. Строго говоря, защиты никак не спасают, а только приносят еще больше боли, ибо, несмотря на всю свою «готовность», мы оказываемся безоружны перед жизнью…

Итак, сильные чувства…Мы встречались с ней много раз, прежде чем добрались до настоящей причины этой трагедии. Отец ушел из семьи нашей героини, и девочка жила вместе с матерью. У нее было полное ощущение, что ей было хорошо вместе с мамой, и от ухода отца она ничего не потеряла. Потеря обнаружилась только двадцать лет спустя…

Это от отца ребенку необходимо услышать: «Я горжусь тем, что ты такой сильный…способный…умелый…добрый». Да, именно от отца дети получают «в наследство» убеждение, что они талантливы, и все им по плечу. И это дает невероятную смелость и уверенность в том, что все в жизни получится.

Критикующий, обесценивающий, отсутствующий или безразличный отец не способен признать достоинства и таланты ребенка, и тот всю жизнь будет мучиться неполноценностью и страдать от непризнания, даже достигнув больших успехов в какой бы то ни было области. И такой человек постоянно может находиться в поисках этого признания, обращаясь к каждой авторитетной фигуре, которую встречает на своем пути.

К несчастью, он оказывается раз за разом разочарованным, ибо никто из людей не в силах заполнить образовавшуюся пустоту. Это могут сделать только два человека – отец ребенка, когда он еще маленький, и он сам, когда вырастет. Надо ли говорить, что второй вариант потребует большого мужества и душевных усилий? Как терапевт, я знаю, что на это могут уйти годы – нужно столкнуться со своей болью, и переживать ее столько раз, сколько накоплено обиды в душе. Только после этого появляется возможность вырастить на освободившемся психологическом пространстве самопризнание, самоценность, самоуважение.



Обида на братьев и сестер: «Родители их любили больше, чем меня»

Ей сейчас 35 лет, и она не выносит свою сестру. Ее раздражает в ней все – то, что она делает, как она выглядит и даже как она смеется. Но особенно ей ненавистно слышать, как мать по-прежнему защищает и выгораживает ее…

Когда ей было всего пять лет, ей уже поручали заботиться о младшей сестренке. Ее ругали, если малышка пачкала платье или плакала. Наша героиня должна была следить за сестренкой на прогулке – чтобы с ней ничего не случилось, кормить ее и даже укладывать спать. Ее фактически лишили детства, сделав мамой своей сестры.

Конечно, в ее душе копилась обида – ведь ее заставили растить чужого ребенка.
И при этом невозможно было проживать свою жизнь – играть, узнавать мир, ошибаться, дружить, иметь свои детские интересы. Злость к родителям выразить было невозможно – хотя именно это чувство является в данной ситуации подлинным. Многим ли детям позволено выражать свою злость, тем более, если это касается ошибок родителей? Поэтому поток злости был направлен на сестру – и, надо сказать, это тоже типично для такого рода случаев. Так в душе поселилась обида, которая саднила каждый раз, если мама что-то делала для младшей сестры, по-прежнему считая ее «маленькой».

Рана часто болела и за пределами семьи – когда кого-то, по ее мнению, несправедливо выделяли. К примеру, начальник на работе хвалил других сотрудников или молодые люди обращали внимание на других девушек. И эти другие – вызывали зависть и злость, потому что им «доставалось» больше внимания и любви.

Вот еще один пример того, как детская обида продолжает болеть и во взрослой жизни, преломляя и искажая взгляд на мир, принося все новые и новые страдания.

Старшие дети обижены на младших, потому что «их больше любят» и «все прощают», в то время как к ним самим подходят с самыми жесткими требованиями и претензиями. Но и младшим детям есть на что обижаться. Они вынуждены принимать на себя поток злости, причитающийся совсем другим людям; терпеть авторитарность, насмешки, унижения, а то и побои. Ведь когда ты младший, то априори ты не такой сильный, умный, способный, как старшие брат или сестра. Всегда быть в тени того, кто жестко конкурирует с тобой – сомнительное удовольствие.



Как разобраться с обидой

Иногда обида настолько захватывает внутреннее пространство человека, что он становится вообще не способным воспринимать мир хоть с какой-нибудь другой позиции, кроме как поделив его на «обидчиков» и «нормальных людей». Он как будто лелеет свою боль, не в силах расстаться с ней. Обиженный Ребенок в недрах психики вырастает до огромных размеров, заслоняя собой другие аспекты жизни.

Когда мы были детьми, кто-то нанес нам обиду. Обида, как было сказано выше – это смесь злости, которую нельзя выразить открыто, и бессилия. Ощущение бессилия, невозможности постоять за себя, защитить свои границы, психологически ставят нас в позицию Жертвы. Чем больше бессилия в жизни человека, тем больше он – Жертва. А Жертва, как известно, «притягивает» насилие – физическое и эмоциональное. Можно сказать, что обида – это признак того, что в сферах, связанных с нею, человек является Жертвой. Это бесконечный круг – Жертва притягивает насилие, обижается, и вновь чувствует себя беспомощной и создает почву для нового насилия.

Случается, что обида вытеснена в бессознательное настолько, что человек ее не ощущает. Он может считать, что обижаться глупо или считать эту эмоцию слабостью (что характерно для мужчин). Однако сути дела это не меняет, скорее, наоборот – такая обида, оставаясь неопознанной, приносит еще большие разрушений. Чем меньше осознанно чувство, тем большую власть оно имеет над человеком…

Обида обладает сильной токсичной энергетикой и поэтому ее можно считать чемпионом в списке причин психосоматических заболеваний. Многие люди годами не могут справиться с болезнью, причина которой лежит в переживаниях раннего детства. Тело несет в себе память о ней, и заболевает каждый раз при новом «воспоминании» о старой травме.

Разобраться с обидой – это значит честно взглянуть на нее и признать, что она есть. Это значит учиться видеть в текущих жизненных событиях первопричину – детскую травму, и осознанно проживать ее. Столько времени, сколько потребуется для полного исцеления – год, два, три… Постепенно вы освободитесь от боли и перестанете находить мазохистскую привлекательность в позиции Жертвы. В теле не останется почвы для психосоматических заболеваний. Угол зрения расширится, и вы увидите, насколько разнообразен мир, в котором так интересно жить.

Вероника Хлебова
link

3 комментария:

  1. " Это значит учиться видеть в текущих жизненных событиях первопричину – детскую травму, и осознанно проживать ее. Столько времени, сколько потребуется для полного исцеления – год, два, три…"

    я вот уже лет 20 живу с обидами, знаю, что они есть и на кого направлены.
    и как же от них избавиться.. поконкретнее можно? вот пишете в статье "нужно вспоминать первопричину и переживать ее "
    просто ,когда начинаешь вспоминать отдельные аспекты своего детства- становится еще хреновее..

    ОтветитьУдалить
  2. Светлана Хусид13 июня 2012 г., 2:15

    В различных психологических или около психологических течениях освобождение от обид происходит по разному. Обычно главная идея во всем этом - простить обидевшего тебя человека и отпустить проблему. К сожалению, не все могут простить, потому что во-первых, не представляют себе, как именно в их случае это можно сделать, а, во-вторых, проблема настолько эмоционально заряженна, что им не представляется это возможным. Иногда, это просто очень страшно.
    Возможно, для начала, для того, чтобы смягчить ситуацию, вам подойдет гавайская техника хоопонопоно. (О ней есть достаточно информации в интернете)
    Когда нас в детстве чего-то лишают, чего-то недодают, чем-то пугают (вполне возможно, что все это на самом деле - наше восприятие, а на самом деле ничего страшного не происходитло), у нас создаются некие внутренние блоки, зажимы, которые как бы удерживают нас том возрасте в котором это произошло. (Эти "зажимы" называются "Внутренним ребенком").
    Мы растем, взрослеем, но, если сталкиваемся с проблемой, которая каким-то аспектом напоминает ту, что вызвала этот зажим, мы начинаем реагировать как обиженные дети (причем возраст этого обиженного ребенка будет соответствовать тому, когда у нас впервые возникла эта проблема). Это страшно, это тяжело и это не дает тебе двигаться дальше, потому что у тебя внутри сидит ребенок, который чуть что не так начинает кричат "караул". И когда он так кричит мы чувствуем беспокойство, бессилие, растеряность и так далее. Полный букет.
    С внутренними детьми хорошо работает образотерапия (или терапия управляемого воображения). Возможно, вы сможете справиться сами, почитав соответствующую литературу (к сожалению, не знакома с подобной литературой на русском, если читаете на английском, смогу порекомендовать). В любом случае, первые опыты лучше проводить с кем-то. Это может быть очень тяжело морально, и лучше, если рядом будет человек, который знаком с техникой безопасности и не вовлечен эмоционально в ваши проблемы.
    Избавление от обид - это работа.
    Успехов Вам и любви к себе.

    ОтветитьУдалить
  3. Сергей Севрюков26 ноября 2012 г., 18:34

    Отличная статья, Светлана. Чувствую, что то, о чем пишите, отчасти пережито на собственном опыте, что особенно ценно.
    Буду рад знакомству и сотрудничеству! ;)

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...