воскресенье, 17 июля 2011 г.

Жизнь на перемотке



Почему стопорятся наши дела?
Одна из точек зрения - лень. Часто мы не следуем своим планам, потому что на самом деле хотим чего-то диаметрально противоположного, но чаще как раз бывает другая ситуация — когда не делаются те дела, которые мы действительно хотели бы сделать, что-то такое, чего требует от нас сама наша сущность. А почему так?


Выполнение любого дела — это череда выборов, череда больших и маленьких решений, за каждое из которых придется нести ответственность. Ответственность в том смысле, что каждый из этих шагов ставит нас перед лицом правды о самих себе. Каждый шаг окончательно и бесповоротно характеризует нас, как человека — кто мы есть на самом деле, что из себя представляем, на что годимся. И вот здесь вот и возникает главный напряг — в страхе столкновения с реальностью, с тем кто мы есть на самом деле, вопреки всем своим радужным представлениям.

Страх правды, страх честного взгляда на самого себя, страх того, что годами выстраиваемая иллюзия о своей собственной сущности рухнет от одного неловкого движения. И чем дальше наши представления о себе от реальности, тем страшнее нам принимать решения и совершать реальные поступки. Как карточный домик — чем выше его строишь, тем осторожнее приходится быть, а в конце концов уже даже и дышать страшно, чтобы не сдуть ненароком все эти построения.

Например, в ситуации, когда есть давно изжившие себя отношения, которые в глубине души давно уже хочется прекратить. Пусть не любовные, пусть — дружеские для простоты примера. И вот этот «друг» периодически возникает на горизонте со своими проблемами и жалобами на жизнь. С одной стороны, хочется его послать куда подальше, с другой — он вроде бы когда-то мне помог и, вообще, посылать друзей к черту — это не по-людски.

И вот внутри начинает зреть напряг — нужно определиться, нужно принять решение, что делать с ним дальше — послать и стать от этого плохим в собственных глазах или продолжать ему потакать из страха оказаться бесчувственным эгоистом. И там, и там — ответственность, и там, и там — трудность. Отказать другу в дальнейшей возне с его проблемами, значит расписаться в собственном эгоизме, продолжать ему потакать — значит расписаться в собственной слабости и трусости.

Оба варианта чертовски неприятны и именно поэтому мы выбираем прятаться от этого своего надоедливого товарища — не берем трубку, а если сталкиваемся лицом к лицу, врем про то, что вот именно сейчас мы чертовски заняты, обещаем позвонить, когда освободимся, и очень легко и с облегчением забываем про свое обещание.

А еще — мы начинаем очень на него злиться. Мы раздражаемся на него за то, что он, такой нахал, сидит у нас на шее и вешает на нас свои проблемы, что он слабак и не может сам справиться со своей жизнью. Но в действительности, мы злимся на него не за его наглость или слабость, а за то, что он своим появлением каждый раз ставит нас перед тем выбором, который мы так не хотим совершать. Он напоминает о настоящей нашей проблеме — с чувстве вины, о долге, об эгоизме, о силе и слабости. В глубине души мы злимся именно на себя, на свою трусость, но вместо того, чтобы честно это признать, раздражаемся и обвиняем другого человека в том, что он нам покоя не дает.

Мы не хотим принимать решения — дружить или послать, не хотим ответственности, не хотим правды о себе и потому убегаем от проблемы, откладываем ее на потом, надеемся, что если прятаться достаточно долго, то она сама исчезнет. А тому самому другу мы продолжаем помогать (потому что трусим отказать), но делаем это с обиженным и оскорбленным видом, втихаря надеясь, что друг сам поймет, как он уже достал со своими проблемами. Тогда он сам отвалит, и нам-таки удастся избежать необходимости решиться на то или другое.

И каждая вот такая житейская проблема, ожидающая своего решения, каждый застрявший поступок, ожидающий своего подходящего момента — это пробоина в днище корабля, который и так уже еле держится на плаву. А капитан вместо того, чтобы спасать судно и экипаж, заперся в глухой каюте без иллюминаторов и вынашивает тайный стратегический план — как и куда он поведет свой корабль когда-нибудь в светлом будущем, как он всем однажды покажет, когда наступит подходящий момент.

И у всех у нас камнем на душе лежит длинный список этих проблем, по которым давным-давно нужно было вынести окончательный вердикт. И сложность-то не в том, что придется совершать какие-то конкретные действия и преодолевать какие-то практические трудности — не велика проблема. Главная беда и сложность — решиться, перестать прятаться от проблемы и решиться, взять на себя ответственность и поставить свою визу на каждом документе — принять, отказать, разрешить, запретить, уволить, выплатить… и будь, что будет. Руководящее решение и ответственность за него — вот, что нас пугает.

А когда подобная стратегия убегания от необходимости выносить окончательный вердикт по каждому даже самому пустяковому вопросу укореняется в нашем поведении, это приводит к тому, что стопорятся не только текущие дела, но и вообще вся жизнь. То есть, она, конечно, идет — дом-работа, работа-дом, друзья-пьянки-выходные, дом-работа, работа-дом — но внутри остается то самое гнетущее чувство, что все это — пустое. Остается только родить ребенка и посвятить жизнь ему, потому что это отличная возможность окончательно себя задурить, ведь ребенок-то — это точно не пустое! Ага…

Есть такое дурацкое американское кино, которое, однако, отлично иллюстрирует эту стратегию и ее последствия — «С пультом по жизни». Там главный персонаж нашел волшебную возможность ставить жизнь на перемотку в тех моментах, где она ему не нравится. Начинается все с проматывания семейных скандалов, а дальше больше, и заканчивается все тем, что он уже больной старик, не понимающий, куда же делась вся его жизнь. Он нашел для себя идеальный способ побега от проблем — именно то, чего мы все тоже какой-то частью своей души хотим — волшебного способа избавиться ото всех проблем, не вынося по ним руководящего решения.

Но поскольку волшебного пульта у нас нет, мы ищем и легко находим тысячу других способов спрятаться от необходимости решать и нести ответственность. Мы окружаем себя людьми, которые так же как и мы не хотят ничего решать, и всей своей жизнью оплачиваем членство в клубе анонимных безответственных.

Мы с удовольствием учимся «не париться», брать от жизни все и желательно на халяву, а потом делимся с друзьями своими находками — «А вы бывали на Бали? А вы плавали с аквалангом? А вы уже смотрели этот фильм? А вы готовили суши своими руками? Доставляет, знаете ли!»

И это речь не о невротическом убегании, когда у человека уже физиологические симптомы вылезают от переедания, выпивки, курения или общей запущенности организма. Это крайности, а сейчас речь о том, что (практически) все мы, здоровые люди, прямо сейчас так или иначе убегаем от своих тревог и ищем все новых и новых способов забыться, перемотать неинтересную и неприятную часть жизнь до следующего эйфорического эпизода.

Многие проблемы таким образом действительно исчезают. Если достаточно долго ждать, то однажды свершится чудо, и все наши проблемы исчезнут. Это вполне рабочая стратегия, но у нее есть своя цена, которая нас обычно не устраивает. Пока мы ждем — жизнь стоит. Пока мы откладываем решение на потом и ждем подходящего момента — жизнь проходит мимо.

На развилке нашей жизни лежит камень и на нем написано: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — душу утратишь, прямо пойдешь — голову сложишь». Но народная мудрость упускает четвертый вариант, который со всей детской непосредственностью, мы чаще всего и выбираем — можно ведь вообще никуда не идти. Но, думается, если перевернуть этот камень, то есть там где-то приписка мелким шрифтом — «На месте останешься — ничего не потеряешь и пройдет твоя жизнь в безопасности, но тоске непроглядной».

Олег Сатов
link

Комментариев нет:

Отправить комментарий