весна

весна

вторник, 7 декабря 2010 г.

Зрелый возраст: "Все уже было и все еще будет"



- Вы удивительно зрелы для своих юных лет, - отписывает комплимент роскошная Лариса Гузеева гостье программы, и публика согласно улыбается, мол, на эту зрелость любо-дорого посмотреть. А мне остается лишь вздохнуть: почему некоторым почти с пеленок и даром дается то, на что другие потратили годы и целый лоб – для размещения разнокалиберных шишек?!

Самое возмутительное, что гостья не изрекала заумных премудростей, всего-то заявила, что довольна собой, за «дольче вита» не гонится и не ищет олигарха в спутники жизни. Но в том-то и дело, что сказала она это так легко и гармонично, что даже вредный театрал Станиславский, будь он жив, воскликнул бы: «Верю! Верю!» И когда подобные вещи слетают с уст 23-летней барышни, хочется по-хорошему позавидовать и почесать собственный многострадальный лоб…

Лет в 20 я была убеждена, что самое страшное в жизни женщины – морщины и седина, что к 30 годам желательно завести солидного мужа при галстуке и животе, а самой неизбежно придется обрасти детьми и целлюлитом. Думалось, что в 40 можно с чистой совестью садиться за мемуары и отмечать в телепрограмме исключительно передачи о здоровом образе жизни. И казалось, что слово «зрелость» придумали как корректный синоним «старости». Масла в огонь добавлял бойфренд, такой же 20-летний оболтус, изобретший для зрелых дам обидное прозвище «пули на излете». И сколько бы родители не подкатывали глаза, дескать, когда же ты успокоишься, поймешь что к чему и созреешь, я выдвигала лозунги: «Спокойствие – подлость души!» и цитировала Пушкина: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать!».

Когда 30-летний рубеж был взят, вдруг открылась истина: никогда, ни в дерзкие 16-ть, ни в знойные 25-ть жизнь не была полнее. И вот с каким багажом я пришла к этому возрасту и выводу…

«…А все другое – суета…»

Долгое время меня искренне волновало, «что люди подумают», хотелось «быть не хуже других» и в идеале всем нравиться. И так больно становилось, когда вдруг открывалось, что коллега Ирина Викторовна в глаза-то улыбается, а за глаза говорит обо мне такое, что не под силу написать самому бесноватому автору триллеров. И люто хотелось доказать: я не такая, я белая и пушистая!.. Но с годами желание лезть на баррикады иссякло. Нет, никуда не делись Ирина Викторовна и ей подобные, просто их слова и поступки перестали что-либо значить. Главное, что я знаю себе цену как специалисту, на хорошем счету у руководства, любима родными и близкими – следовательно, не так уж все плохо. Как бы того ни хотелось злопыхателям и сплетникам. Кстати, изменилось и отношение к этим «индивидуумам». Если на заре туманной юности я кусала губу и думала, как «таких земля носит», то теперь понимающе вздыхаю: не повезло людям созреть, многие истины остались за пределами их понимания. Например, что злоба - признак бессилия. И что унижая другого, сам не возвысишься. В общем, загибаем пальчик, обозначая первое преимущество зрелости - самодостаточность. Это когда для вас имеет значение мнение лишь тех, кто по-настоящему важны. И понимается, что вы — пусть не величина, но фигура, без чужих одобрительных возгласов и заискивания.

«Время вечных ценностей»

- опять же -дцать лет назад эта фраза воспринималась исключительно как слоган ювелирного магазина. А будущая собственная жизнь представлялась как в монологе девочки Кати из фильма «Курьер»: «Я хочу ехать в дорогой красивой машине, и чтобы на шее развивался длинный белый шарф. И чтобы все мужчины сходили по мне с ума, а все женщины завидовали. И чтобы маленькая собачка на заднем сиденье». В моей мечте песик не был обязательным условием, но в общем – полное попадание в образ. Немало утекло воды и слез, чтобы стало понятным: в женской зависти нет ничего заманчивого, в сумасшедших мужчинах тем более. Ну, а про «богатые тоже плачут», то есть про дорогую машину, и говорить смешно. «Владелец заводов-газет-пароходов» в качестве мужа тоже перестал быть заветной грезой. Потому что в его графике я бы значилась всего лишь как пункт между ужином и чтением газеты. А все эти бриллианты-шубы и прочая дареная роскошь – попросту плата за нехватку времени, за неверность, за постоянное отсутствие. Пусть лучше будет не богатый и не знатный, но любящий и заботливый. И я согласна на акцию «меняем бриллианты на манную кашу». Которую по утрам он варит для дочери. Потому что знает секрет каши без комочков – раз; хочет, чтобы я подольше поспала – два; просто любит ребенка и с удовольствием тратит время на возню с ним - три. Итак, второй довод в копилку зрелости: видение истинной сути вещей и событий.

«Моя жизнь – мои правила»

В юности всё-то не устраивало, все-то вокруг казались с изъяном: любимый мужчина позволяет себе оскорбительные высказывания, подруга выкидывает неблаговидные фортели... Но по доброй воле я всем выписывала индульгенцию, как иначе, ведь она – подруга, он – любимый мужчина. А потом изумлялась, отчего грабли из сельскохозяйственного инструмента регулярно превращаются в ударный… Но однажды бессонной ночью пазлы сложились в единую картину: дело не в моральной ущербности избранника и не в дурных манерах подруги. Дело во мне. Это я позволяю поклоннику оскорбительные выходки, а подруге снисходительно прощаю то, за что даже малых детей наказывают. Стало быть, мне и расхлебывать эту кашу. Изгонять из своей жизни, рвать болезненные отношения либо жестким ультиматумом выдвигать требования. Следующий пальчик приготовили? Потому что зрелость – это умение принимать ответственность за свою жизнь.

Время собирать камни

Здорово приближают зрелый возраст первые потери. Когда навсегда уходят родные, и одиночество заполняет тебя до краев. В такие моменты заботы, еще недавно казавшиеся важными, предстают мелкими и суетными. Вы ломали голову, как бы подороже продать дачу, а тут с отцом беда вышла… И рождаются две важнейшие приметы зрелости: осознание относительной важности всего происходящего – примета первая. Примета другая – понимание, что жизнь имеет значение, лишь когда в ней есть любимые люди. Стоит ли биться над поисками бессмертия и мечтать о вечной жизни, если любимые безвозвратно ушли? Кстати, эти события проливают свет на еще одну истину - быстротечность времени. Заодно учат ценить его и не растрачивать попусту, на лишние эмоции и движения, недостойных людей, неразумные поступки.

Виват, чувственность!

Женская зрелость - восхитительное время и в плане чувственных удовольствий. Оставим в стороне рассуждения о балансе гормонов и опыта, «умри - лучше не скажешь», чем Анн и Серж Голон, авторы похождений необузданной Анжелики: «Ей исполнилось тридцать девять лет. Она не знала, что зрелость для женщины - возраст наслаждения. Несколько безвкусное стремление юности к любовным играм сменяется в этом возрасте изысканностью открытий. Это преображение просвечивает даже во взгляде женщины. И мужчины, как правило, угадывают его.

Зрелость - это возраст, когда женщина достигает зенита своей красоты, ибо совершенствование, к которому она стремилась, обогащая свою личность, теперь, кажется, достигло своего апогея и изменило ее даже внешне: ее движения, ее голос, походку. Опасное сочетание, и, если только она сумеет сберечь те ценности, что составляют теперь ее существо, она в этом возрасте - самое грозное создание любви, о котором только можно мечтать». Эх, как бы поделикатнее и возвышеннее назвать этот вывод, ведь на очереди очередной пальчик. Давайте возьмем фразу Кати Тихомировой из фильма «Москва слезам не верит»: «В 40 лет жизнь только начинается. Теперь я это точно знаю». Первоначальный смысл немного исказился, но… мы же зрелые и мудрые, будем снисходительны.

«Ты женщина, и этим ты права!»

Финальным этапом созревания стала любовь к слову «женщина». Раньше все, кто имел дерзость прибегнуть к обращению «женщина», мгновенно записывались во враги, зато авторы лестного «девушка» принимались благосклонно. Но, к счастью, все пошло по правильному сценарию, и случилось то же, что и со Скарлетт О'Хара: «Вертлявая кокетка исчезла, уступив место спокойной, таинственной женщине, которой достаточно было лишь обратить туманный взор зеленых глаз все равно на кого: мужчину ли, женщину или ребенка, чтобы они, словно под гипнозом, готовы были следовать за ней куда угодно.

«Раньше я из кожи вон лезла, чтобы выглядеть обаятельной и привлекательной, - думала Скарлетт, - а сегодня добиваюсь чего захочу без каких-либо усилий». Она пыталась понять, чем вызваны такие разительные перемены, и не находила ответа. Ей оставалось только благодарно принимать все,что с ней происходило, как некий подарок судьбы».

Скарлетт ошибалась, это не дар судьбы. Это справедливая награда за моральное взросление, верные выводы и правильный путь.

...Зрелость – золотая пора, девиз которой «знаю, умею, могу». Увы, ничего не дается без потерь, и главным образом страдает внешность. Но, по закону компенсации, если где-то убыло, где-то прибудет. Платой за первые морщины и седину становится особая полнота ощущений, наполненность жизни. Как сказал Николай Карамзин: «Как плод дерева, так и жизнь бывает всего сладостнее перед началом увядания». Однако увядания может не случиться, при верном настроении Эпоха прозрения и понимания не сменится старостью. Да и бог с ними, с этими возрастными паутинками на лице и в волосах. Уж на что Сергей Зверев - «звезда в шоке», но изрек удивительно зрелую мысль: «Я не хочу избавляться от этой морщинки. На нее потрачено десять лет жизни, страданий, любви и разочарований. В конце концов, это сексуально».

...А я теперь люблю более позднюю цитату Пушкина: «На свете счастья нет (спорный момент), но есть покой и воля...»

Наталья Гребнева
link
опубликовано в блоге http://profitpsy.net

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...